«Сегодня я поведаю вам о волнующих приключениях и смертельной опасности! Это история о героях и злодеях, о хитрых ловушках, ужасных монстрах, и, конечно, о невообразимых богатствах!»

Сквозь шум и гам таверны послышался завораживающий голос барда. Игроки отложили карты, едоки — вилки, а Харт Камневар, улыбаясь, облокотился на стойку. Все взгляды были обращены к незнакомцу, стоящему у камина. Веселый смех и дружеские беседы разом стихли, и в таверне воцарилось молчание. Вскоре слышно было лишь потрескивание пламени в очаге и тихая чарующая мелодия.

«Однажды отряд опытных искателей приключений отправился в подземные глубины катакомб в поисках легендарного топора Бедоруба. Герои пробирались через бесконечные шахты и туннели, вырытые руками трудолюбивых кобольдов. Немало испытаний выпало на их долю: смертоносные ловушки, полчища кошмарных монстров… Чем же все закончилось? Провалом — им пришлось нанять того, кто добудет для них сокровище!»

В зале послышались смешки, но бард поспешил объяснить: «Это история о человеке, которого они наняли. Первый среди искателей приключений — скользкий, как мурлок, только еще более пронырливый. Разбойник, вор, странствующий охотник за сокровищами, а еще — герой! В своем роде. Марин Лис — возможно, вы слыхали о нем! А если не слыхали… То как раз сейчас и услышите!»

Когда он произнес имя Марина, послышались одобрительные возгласы — истории об этом искателе приключений всегда стоит послушать.

«Итак, представьте: темные катакомбы — и по хитросплетениям коридоров пробирается наш герой…»

Марин шагнул в просторную пещеру, украшенную бахромой из сталактитов, и увидел, что тропу перед ним расколола надвое глубокая расселина. В ее недрах бурлила подземная река, а клубящийся туман обволакивал призрачной пеленой скопления синих кристаллов, выраставших из стен. Из обитой досками дыры в стене пещеры сочилась лава, заливая все пространство красноватым светом; резкий запах серы мешался с освежающим ароматом ключевой воды. Марин спросил себя, как доски, сдерживающие лаву, до сих пор не сгорели дотла, а потом стал раздумывать над тем, что делать дальше.

На его удачу, над разломом с бурлящей рекой нависал мостик. Правда, это была всего лишь шаткая конструкция из прогнивших досок, кое-как скрепленных потертой веревкой. И никаких перил. А вы как хотели?

Мостик, конечно, был ненадежным, но другой известный Марину путь уже заполнил ядовитый газ, а возвращение заняло бы много часов. И судя по наспех сооруженному заграждению для потока лавы, эта дорога тоже продержится недолго. В катакомбах всегда так: возвращаясь, всякий раз видишь, что все уже не так, как прежде. А Марин часто сюда возвращался.

Желание обогатиться уже само по себе было достаточным основанием для того, чтобы попытать счастья, однако у этого похода была особая цель. Один старый друг попросил Лиса помочь с поисками легендарного топора — Бедоруба. Он припомнил слова Дубосерда, сказанные несколько дней назад…

«Гильдии нужен топор, а мы не смогли отыскать эту проклятую штуковину. Да что там, мы неделями рыскали по катакомбам, а нашли только кобольдов — и больше ничего. Всем известно, что ты лучший в своем деле, Марин, поэтому мне нужна твоя помощь. Итак, что скажет знаменитый Лис?»

«Он спросит, сколько предлагают денег».

Как оказалось, денег вовсе не предложили, однако Дубосерду посчастливилосьпрослышать, что Бедоруб хранит вместе с топором другое ценное сокровище, за которым Марин уже довольно давно гонялся. Речь шла о большом сундуке, в котором хранились предметы… специфического характера. Марин согласился взяться за работу. Вот так он и оказался у переброшенного над пропастью творения «инженерного гения» кобольдов.

Хлипкий мостик заскрипел и принялся ходить ходуном, стоило Марину осторожно ступить на одну из потрескавшихся досок. Под ногами Лиса сквозь прорехи зияла чернота пропасти, а порывы поднимавшегося из глубин ветра раскачивали и без того ненадежную конструкцию. Каждый шаг мог стать последним, и Марин старался не думать о том, что хиленький мост вот-вот уйдет у него из-под ног.

Примерно на полпути Марин увидел, как из прохода, к которому он направлялся, вышла группа кобольдов. Это была засада! К счастью, кобольды оплошали — они поспешили показаться слишком рано и теперь стояли на виду. Да, но их было много, а Марин один-одинешенек стоял на мосту, грозящем рухнуть вниз в любую секунду. Скажем прямо, не самая лучшая диспозиция.

Один кобольд был заметно крупнее собратьев (что, в прочем, само по себе не так уж и важно), однако его голова была увенчана короной с настоящей лампой, а не свечкой. Маленький венценосец отличался также и большей статью — монарх явно мог позволить себе большие гастрономические изыски, нежели его подданные.

Кобольд в короне что-то сказал одному из своих спутников, а затем начал заталкивать его на подвесной мост. При получении дополнительной нагрузки истертые веревки предательски заскрипели. Марин сжал зубы.

Маленький кобольд помахал руками, выпятил грудь вперед и заговорил: «Ты, который приключений найти тут…»

Глядя на вооруженного героя, который вблизи оказался еще больше, кобольд совсем сконфузился. Не зная, что еще сказать, он решил не изменять традициям и пропищал: «Не трогай свечу!» — и бросился наутек к своим товарищам.

Кобольд-король раздраженно потер переносицу. «Я – король Вихлепых! — прокричал он, и голос его странным эхом пронесся по пещере. — Это МОИ туннели! ТЫ делись с нами сокровищами!»

Марин удивленно приподнял бровь. «Ваше Величество, тут есть небольшая загвоздка. Видите ли, у меня пока нет сокровища. Дайте мне пройти, и я его добуду. А когда буду выходить, мы обменяемся, хорошо?»

Некоторые кобольды сочли предложение разумным и довольно закивали, едва не сбив пламя свечей. Но короля, как оказалось, подобные доводы не убедили. В глазах Вихлепыха появился злобный огонек. «Если не давай, то кобольды сами забирай! — возопил он, подняв над головой кулак. — ЗОВИТЕ ГОЛЕМА!»

Слушатели дружно ахнули. Стулья заскрипели — гости таверны, увлеченные рассказом, придвинулись поближе к барду. Прошло некоторое время, прежде чем они пришли в себя и кто-то спросил: «Ну? И что было дальше?»

«От долгих рассказов в горле пересыхает, дружище. Я, пожалуй, немного отдохну», — ответил, подмигнув, бард. Затем он поволок по полу большущий котел. Белой краской на почерневшем от копоти металле было намалевано: «ПОДАЙТЕ НА ПРОПИТАНИЕ».

Продолжение во второй части!

ИСТОЧНИКBattle.net
ПОДЕЛИТЬСЯ